ax5 (ax5) wrote,
ax5
ax5

Грузинско-надменное




Редко копипастю, но тут отчаянно захотелось, потому как невтерпеж...


"...В ноябре 2010 года автором статьи, в связи с принятием Грузией закона о безвизовом въезде, было совершена поездка в Тбилиси. Для большего «погружения в жизнь» в столицу Грузии я добирался автостопом.

Мы доехали до российского погранпункта «Верхний Ларс». Николаю пришлось встать в хвост длинной колонны машин ожидающих очереди на въезд в Грузию. Я же взвалив на плечи рюкзак, двинулся к границе пешком.

Вблизи КПП выяснилось, что переходить пешком границу нельзя, можно только переезжать на машине. Пассажирский автотранспорт, за исключением такси, через границу не ходит. Скучающий таксист предложил меня довезти до Тбилиси за 1500 рублей, потом «экономный вариант» – за 1000 рублей до грузинского села Казбеги, откуда уже «…можно за 10 лари, это 150 рублей, доехать маршруткой до Тбилиси». Вскоре таксист, дождавшись местного рейсового автобуса из Владикавказа, уехал назад. Пассажиров для него не нашлось. Я же решил не изменять принятому решению и пересечь границу именно стопом.

Вариантов «стопного» пресечения было немного. Большой двухэтажный автобус, украшенный зелеными государственными флагами Саудовской Аравии, вез чеченских паломников на хадж.




Чеченцы везти меня отказались, ссылаясь на то, что у них «пересечение по заверенному списку». Весьма колоритен был вид чеченских паломников. Темные рубахи навыпуск с накладными карманами на груди. Короткие, на кожаной подошве сапожки из мягкой кожи, некоторые с молниями сбоку. Белые тюбетейки с нитяной кисточкой.

Кроме чеченцев наличествовали два немецких туристических микроавтобуса типа «домик на колесах». Много западных полухиповых туристов разъезжают по миру в таких, оснащенных всем необходимым для жизни, домиках-фургонах. У одного немца на «Верхнем Ларсе» из фургона выглядывали собака и кошка.

Немецкие туристы в своих «автодомиках» от Байкала в Африку заявили, что перевезти меня не могут, поскольку их самих не пускают через границу. Они перед поездкой прорабатывали маршрут, и в немецком и в российском посольстве заверяли, что «проблем нет». Но тут, уже на самой границе выяснилось: «Через погранпункт Верхний Ларс могут проезжать только граждане стран СНГ».

Несчастным немцам пограничники советовали ехать в Новороссийск, а там грузится на паром в Турцию. Или же пробираться в обход Черного моря через Украину, Румынию и Болгарию. Чем кончилась немецкая история, не знаю, ибо уехал. Мытарства немцев на границе снимала съемочная группа российского телевидения, говорят о них самих и их бедствиях, был даже сюжет на ТВ. Но я его не видел.

В «автостопном активе» у меня оставалась только длинная колонна «дальнобойных» грузовиков, в основном с украинскими и армянскими номерами.

Обойдя несколько фур и поговорив с шоферами-«дальнобойщиками», нахожу армянина по имени Василий, согласившегося довезти меня до Тбилиси.

Вскоре мы с ним, довольно быстро, с минимумом формальностей, прошли российский погранконтроль, проехали по узкому ущелью несколько «нейтральных» километров и вот нас встретил «гостеприимный» грузинский КПП «Казбеги».

Месть побежденных, или плохо быть русским

То, что я въехал в чужое государство, сразу ощутилось уже при виде первого грузинского пограничника. На его голове была странного вида полумеховая кепка с неестественно длинным козырьком, а за спиной висела американская винтовка М16.

Поднимая перед нашей фурой шлагбаум, грузинский боец, указав пальцем на меня, с брезгливостью громко сказал на русском языке армянину-шоферу: «Зачем этого взял? Теперь тебя два часа будут проверять».

В данной части текста я буду часто употреблять слово «брезгливость», но это вынужденно. Поскольку именно «брезгливость», «высокомерие», «разговор через отвисшую нижнюю губу», - все эти слова и выражения постоянно всплывает в памяти при описании пережитого пограничного «грузинского гостеприимства».

Пережитое погранично-грузинское издевательство резко контрастировало с последующим радушным отношением ко мне со стороны простых жителей закавказского государства. Возможно, демонстрация презрения и издевательства над русскими входит в «служебный кодекс поведения» грузинских силовиков. Хочется верить, что сняв форму, во внеслужебной обстановке, эти «юберменши», превратились бы в обычных добрых и приветливых грузин.

В отличии от большого и современного российского КПП, грузинский пропускной пункт представлял собой длинное узкое здание с парой смотровых площадок. Прямо за воротами грузинского КПП непонятно для каких прихожан строилась больших размеров, вжатая в скалу, грузинская церковь.

Около десятка шоферов-«дальнобоев» толпились в маленькой «комнате ожидания». Там стояли четыре мягких кресла. Те же, кому не досталось кресел стояли у стен. В комнате было две сквозные двери: одна на улицу, вторая в коридор, откуда шла другая дверь на улицу, то есть был прямой ход ветру и воздуху. Двери не закрывались, был жуткий сквозняк. После захода солнца (горы, ущелье) сразу стало очень холодно.

За барьером в комнате ожидания сидели грузинские таможенники-пограничники в бордовых рубахах украшенных бляхами-жетонами с грозным стоящим на задних лапах львом в центре и надписями на грузинском языке по окружности. У одних жетоны были с черным фоном, у других с красным. Часть сотрудников погранпоста были полицейскими в серой форме с узкими лампасами на брюках.

Кто есть, кто по должности, понять было нельзя: английской транскрипции на бляхах не было, а грузинские буквы для негрузин нечитабельны.

Проигнорировав международную пресс-карту и взяв только заграничный и внутрироссийский паспорт, миловидная девушка в серой форме, пригласила меня в отдельную комнату. Обстоятельно со мной побеседовала на тему «причины приезда, к кому еду, по какому телефону могут подтвердить, что меня ждут» т.д, она велела мне подождать. Ожидание растянулось на 4 часа.

Приходили и уходили, получив документы, шофера, на нас же с Василием никто внимания не обращал. Причем демонстративно не обращал и в контакт не вступал. На все вопросы следовало только презрительно-ленивое движение плечами.

Мобильная связь на КПП не действовала, ни российская, ни грузинская. Сообщить что-либо встречающим не было никакой возможности.

Выручивший меня добрый армянин Василий, наверное, жестоко ругал себя за проявленный альтруизма. Он явно нервничал: график движения его фуры был полностью сорван.

И вот, по прошествии 4 часов нам с Василием, с тем же брезгливо-безразличным выражением лиц, доблестные грузинские пограничники выдали наконец паспорта со штемпелями на въезд. Радость, правда, была не долгой. Ко мне тут же подошел похожий на канонического советского учителя, благообразный пожилой пограничник в очках и вкрадчиво спросил: «Вы журналист?».

Получив утвердительный ответ, попросил показать международную пресс-карту, а, увидев, вырвал ее из рук, и, схватив меня за рукав, потащил в глубины длинного здания. Приведя в какую-то комнату, он передал «добычу» сидевшим за массивным столом двум коренастым молодым людям в натовского военного образца свитерах без жетонов. Те заявили, что они сотрудники спецслужб Грузинской республики, но не представились и документов не показали.

Вся проверка началась заново, но в более жестком варианте. Документы, включая журналистские, были вновь проверены и отксерены. Пришлось отвечать на множество причудливых вопросов, «место работы за последние двадцать лет», «национальность», «когда и где служили в армии», «когда и почему ваши предки поселились на Северном Кавказе».

Получив ответы на все вопросы, «люди в штатском» отдали документы и велели «подождать минут пять». Шофер Василий встретил меня с радостью и надеждой, но «минут пять» растянулись еще на полтора часа…

Иногда нас с Василием явно дразнили. Синхронно оторвавшись от мониторов, пограничники вдруг брали в руки наши документы и начинали на нас пристально смотреть. Когда же мы, в надежде, вскакивали из кресел и подбегали к прилавку, нам, вертикальным движением ладони, с тем же демонстративно-брезгливым безразличием на лице приказывали ждать. Такая «игра взглядами» была произведена минимум раза три.

Шофер Василий в результате ожидания и подобных «игр» был на грани нервного срыва. Без меня он уехать уже не мог: мои данные уже были внесены в его выездной талон.

Потом сильно нервничать начал и я, в какой-то момент уже был на грани того, чтобы заявить: «Не надо мне вашей Грузии, возвращайте меня в Россию».

Но в этот момент слабости в комнату вошел уже знакомый мне холодно-надменный «учитель». С желанием высказать все о нем и его коллегах, подхожу к нему, и тут замечаю внизу жетона мелкие циферки: личный номер владельца. Начинаю их рассматривать. И тут, - о чудо! - надменность и брезгливость с лица «учителя» мгновенно исчезают. Мое внимание к его личному номеру в его планы явно не входило. Он сразу стал испуганно- участливым и скороговоркой затараторил: « Что нервничаешь? Тут граница, чего ты хочешь… Какие проблемы?»? Очень хотелось от души сказать ему «какие проблемы», но из глубин коридора раздается гортанный окрик, и один из «бордоворубашечников» дает Василию долгожданный талон на выезд. Тот, хватает меня за рукав, тянет во двор, мы влетаем в фуру и через минуту мы, с глубоким вздохом уже за воротами КПП.

В общей сложности «грузинское гостеприимство» на посту «Казбеги» продолжалось 5 с половиной часов. С 15. 00 до 20ч 30 м. по московскому времени.

Впоследствии в Грузии люди мне многие говорили, что «… у нас порядок и цивилизованные законы, а это лишь недоразумение», или «…ты нарвался на плохую смену». Однако после возвращения из Грузии, я решил поподробнее разобраться с «пограничным гостеприимством». Во Владикавказе таксисты, постоянно ездящие в Грузию мне сказали: подобные случаи издевательств не случайность, а рядовая практика грузинских силовиков.

Причем так действуют они только в отношении одной национальности: русских. Таксист-владикавказец потом говорил: «Грузинские пограничники не любят русских и сознательно над ними издеваются. Вот если ты из северокавказских народов, даже если осетин, то к тебе будут относиться хорошо. Теперь там такая государственная политика: «Демократическая Грузия - лучший друг угнетенных российскими колонизаторами горских братьев». А русских срзу чморить и унижать. Сразу им показать: вам в Грузии не рады. Закон о безвизовом въезде писан не про вашу радость».


via Юрий Сошин
http://www.apn.ru/publications/article23721.htm
Tags: Грузия, бред, граница, политика, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments